Статті
Советский Нино Рота 50-х годов. Раздумья об Анатолии Лепине
Написав Олександр Різник   

В последнее время в России заговорили о композиторе Анатолии Лепине. Увы, не в связи с его творчеством, а в связи с… имущественным скандалом, разразившемся вокруг его бывшей квартиры в центре Москвы. Разразился скандал после смерти вдовы композитора, которая пережила мужа почти на четверть века. Словом, не было б счастья… Впрочем, этой грязной, пропитанной торбохватским цинизмом истории посвятили пространные материалы «Московский комсомолец» и «Недвижимость России». Пусть себе пишут! А наше дело – поговорить о Лепине как композиторе, вспомнить о его трудах во имя искусства,- хотя бы затем, чтобы увидеть ужасающий контраст между светлой личностью Мастера и нынешними низменными страстями.

Впрочем, к написанию этих, быть может, несколько пафосных и «зашкальных» заметок, их автора спровоцировали строки в одной из газет. Журналистка ничтоже сумняшеся отметила, что композитор А.Лепин был «всячески обласкан государством», что он - «лауреат государственных премий» и обладатель множества других знаков внимания со стороны государства. А в качестве самого весомого аргумента «обласканности» привела… его четырехкомнатную квартиру в центре Москвы. Эх, златоусты пера! Да вы хоть знаете, что такое государственная фавора, да еще в советские годы?!

Коль скоро племени младому-пишущему столь не досуг заглянуть даже в святцы БСЭ, позволю себе прибегнуть к небольшому ликбезу.

В СССР главным критерием государственного признания заслуг композитора было присвоение ему почетных званий. Высшее среди них - звание народного артиста СССР. Ступенью ниже располагалось звание народного артиста союзной республики (скажем, народный артист РСФСР, УССР и т.д.). Еще ниже – звание заслуженного артиста (для музыкантов-исполнителей) и заслуженного деятеля искусств (для композиторов) республики. Наконец, в самом низу «лестницы почета» находилось звание заслуженного работника культуры республики (как правило, его обладателями становились директора домов культуры, библиотек и прочих «культпросветных» учреждений, а также чиновная братия за особые заслуги в «строительстве советской культуры»). Присваивались звания поэтапно: чтобы стать народным артистом республики, следовало получить звание заслуженного; а получить звание народного артиста СССР мог только народный артист республики. Впрочем, бывали исключения. Однажды «главный коммунист страны» Н.С. Хрущев прослезился при выступлении заслуженного артиста УССР Дмитрия Гнатюка и воскликнул: «Да это же народный артист!» На следующий день Президиум Верховного Совета СССР - формально высшая инстанция, которая присваивала почетные звания - издал указ о присвоении Д.Гнатюку звания народного артиста СССР (минуя «республиканскую» ступень). Цена слезы Генсека была неизмеримо выше цены закона и порядка.

 


© Олександр Різник, Київ - 2010 р.